В. Пикуль: «Барбаросса»

Дети Сталинграда

Дети Сталинграда

«Барбаросса» — первый и, к сожалению — единственный том дилогии «Площадь павших борцов». Я бы сформулировал идею книги так: О людях, вершащих судьбы войны и о войне, меняющей судьбы людей.

Книга в какой-то части автобиографична. И то, что Валентин Саввич решился коснуться этой темы только на закате своей жизни — придает ей особую значимость.

Ключевой фигурой романа можно назвать Фридриха Паулюса — автора и реализатора плана уничтожения СССР — «Барбаросса». Показан его путь от благоухающего тихого Цоссена (германского генштаба) до подвала универмага в уничтоженном им же Сталинграде. Хорошо описаны все придворные интриги, разворачивающиеся в высшем военном руководстве Германии по ходу развития событий на востоке.

Паулюс, как академически подготовленный стратег, учел многие факторы вторжения в СССР — и расширение фронта, и неизбежное разделение сил и большие пространства. Но чего он учесть вероятно не мог — это то, что русские, загнанные в угол, не станут поджимать хвост а вцепятся во врага зубами из последних сил. Как могли бравые воины, прошедшие маршем по всей цивилизованной Европе поверить в надпись на стене — «Сталинград станет вашей могилой!»?  Что такое этот «Сталинград»? Не Париж, не Брюссель, не Вена и даже не Варшава. Просто полу-городок полу-деревня, растянувшийся у края реки на добрую сотню километров. При этом нет даже ни единого моста. Степь и верблюды. Здесь — конец войне. Отсюда — по домам. Кто из них мог бы подумать, что на стене написано пророчество?

С чем я не совсем согласен — так это с критикой в адрес Сталина. Мерзавец Мехлис развернул стратегические запасы и штабы у самой границы и тем обрек их на уничтожение? Как это сочетается с паническим страхом Сталина перед Гитлером? Кем бы ни был Мехлис — от него остались бы одни дырки на групповых портретах, если бы он что-то здесь сделал без ведома самого Хозяина. Очевидно, что РККА готовилась к наступлению — в 41 или в 42 году — только и разницы. Страх если и был — то перед войной преждевременной.  Что касается обороны Москвы в 42 году — у Сталина были все основания (и документальные — тоже) предполагать главный удар снова в сторону Москвы. Хорошо быть умным (не в обиду В.С. будет сказано) проработав сотни мемуаров и исторических хроник. А тогда, в 1942 году все это было никак не очевидно. И желтый портфель вполне мог быть дезинформацией для отвлечения сил в сторону юга от главного удара по Москве — вполне реальный вариант. Сталин сделал выбор и ошибся. Это бывает.

Единственный немец. вызывающий симпатию — Роммель. Красавчик. Так воевать, используя технику и средства самого противника — нужно уметь. Все-таки хорошо, что этот талант так и не побывал на восточном фронте. Его ситуация показала, что за две тысячи лет мало что изменилось. Если раньше кровью войны был фураж, то сейчас — нефть. Но суть особо не изменилась — война нуждается в ресурсах, и побеждает иногда не храбрейший а просто лучше обеспеченный.

Вечная память людям, на судьбы которых обрушилась эта война.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *