Героям Бреста

brestПожалуй, нет такого повествования о начале Великой Отечественной войны, в котором не упоминалась бы Брестская крепость. Расположенная на самой границе, она одной из первых приняла на себя удар врага. История ее упорного сопротивления стала примером героизма для будущих поколений. Израненный фасад крепости стал одним из ключевых символов той войны.

Тут хотелось бы более глубоко рассмотреть некоторые моменты, которые обычно упоминаются без причинного анализа.

1. Встретив отчаянное сопротивление, немецкие войска были поражены и удивлены упорством и героизмом русских.

Здесь стоит заметить, что тактика блицкрига не подразумевает ввязывание в бой с опорными пунктами противника. Мобильные группы уничтожают тыл, коммуникации, штабы. Передовые части, потеряв управление и фактически попав в окружение до начала прямого столкновения должны быть деморализованы. Немцы уже брали эту крепость два года назад. В тот раз поляки обороняли крепость всего три дня и отошли. В 41 году в городе и непосредственно в крепости были сконцентрированы не только войска, но и их штабы (прямо на границе), конвойные части НКВД (вероятно, крепость использовалась и как тюрьма).

2. В общем виде планы начала войны с нашей стороны можно обозначить тремя пунктами:

— Противник наносит внезапный удар и незначительно продвигается вглубь нашей территории.
— Противник останавливается нашими войсками.
— Мы гоним противника и сбрасываем его в Атлантику.

Это не просто фантазия — таковы примерно пункты штабных игр предвоенного периода. Главным был только вопрос — в каком месте противник посмеет нарушить наш покой — выше белорусских топей или ниже. Соответственно, какому округу уделять больше внимания. В этом ключе героизм защитников Бреста легко поясним, ведь все проходит строго по плану. Противник внезапно и вероломно напал, сейчас его остановят и погонят в Тартар. Наша задача — дождаться освобождения, которое вот-вот произойдет.

3. …а когда оно произойдет — могут возникнуть вопросы. Как ни странно, больше шансов выжить было именно при сопротивлении. НКВД может быть хуже немецких огнеметов и жажды. Сдавшихся конечно настигнут — когда противника разгромят все получат по заслугам. В знаменитой надписи «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина» нет ни слова о родных и близких. Перед своей смертью неизвестный боец думал вовсе не о них. Он и тогда думал о оценке своих поступков. На тот момент немцы еще не были «проклятою ордой» — все это будет позже. Еще не спета «Вставай, страна огромная», еще не нарисована «Родина мать зовёт!», Сталин еще не произнес свое «братья и сестры». Еще живы воспоминания о совместном параде при передаче города в состав СССР. Казалось бы, сдача в плен вчерашним союзникам — неплохой вариант в создавшихся обстоятельствах. Но воспитание предыдущего десятилетия дает хорошие плоды.

Неизвестно, как бы поступили защитники крепости, если бы знали, что бои уже идут под Смоленском и Киевом, что долгожданное освобождение наступит спустя три долгих года, которые изменят все. Что планы генштаба так и останутся нераспечатанными а их судьба станет легендой только через год.

Но слава героям — павшим и выжившим!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *