О гомофобии в рунете

Недавняя новость о попытке самоубийства английского актера Стивена Фрая и последующая за этим дискуссия навела на мысль о особенностях нашего менталитета.

Споры велись в основном вокруг сексуальной ориентации Стивена Фрая. Хотя, «споры» — сказано весьма условно. Соотношение резко отрицательных отзывов к хотя бы нейтральным были примерно 30:1. Большинство сходилось на мысли, что хорошо бы, мол, чтобы они все поступили так же и очистили землю от своего присутствия. Некоторые предлагали ускорить процесс в различных вариантах из арсенала испанской инквизиции.

Нашим гомофобам приятно думать, что эти их убеждения идут от глубоких религиозных традиций (см. духовность). Но вынужден их огорчить — дело совсем в другом.

Для начала, ни один не вспомнил, что самоубийство есть величайший из всех возможных грехов и обсуждать с религиозной точки зрения стоило бы именно это. Даже если бы Фрай совокупился с симфоническим оркестром а после их всех зажарил и съел вместе с инструментами (прелюбодеяние, убийство, чревоугодие) — он имел бы право и шанс на прощение грехов. Но только самоубийцы прощения не заслуживают и хоронятся за границами погоста — земные священники оставляют это на суд более высокой инстанции. Если бы наш пращур (тот, что до эпохи исторического материализма) услышал что про содомию — плюнул бы и перекрестился. Вор, лжец и прелюбодей в его системе ценностей будут вариться в одном адском котле. За смертные грехи всем воздастся в свое время — это божья забота.  Здесь же мы видим ярко выраженную реакцию. В чем ее смысл?

Агрессивное неприятие одного их проявлений одного из смертных грехов не связано с религией. Это — не от алтаря. Это — от параши. Криминальные традиции давно и незаметно вошли в нашу повседневность. Мало кто задумывается, что во всем мире шансон — это французская эстрадная песня а вовсе не «про фраера дерзкого, мента завалившего по малолетке в Тагиле». Шансон — это Эдит Пиаф а не «Бутырка». К сожалению, десятилетия репрессий наложили отпечаток на целые поколения — мы живем не по законам а по понятиям. И по этим понятиям быть опущенным — самое страшное, что может произойти. Петух не имеет прав и особенно — права голоса. Общаться с ним — западло. Любое нарушение должно караться незамедлительно, иначе это может быть воспринято как слабость или еще хуже — согласие. Отсюда такое количество агрессии в отношении гомосексуалистов. Петух должен быть подавлен и сидеть тихо — это рефлекс системы самосохранения.

До сих пор у меня было два критерия здорового общества. Пожалуй, я добавлю к ним третий — толерантность. Это будет означать, что мы наконец-то пережили психологию потенциальных заключенных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *