День рождения бога

stonehenge-sunsetВеличайший праздник в истории человека разумного — день зимнего солнцестояния. День, когда первейшее божество побеждает смерть и возвращается к своему народу, дабы те не сгинули во тьме и холоде.

Влияние этой даты настолько велико, что мы до сих пор используем ее для определения Рождества и нового года. Стоунхендж — типичное святилище, предназначенное для определения момента возрождения бога. Сами того не осознавая мы продолжаем традиции предков мегалитической эпохи, облачив их в мегатонны писаний разной степени святости.

 

Ирвинг Стоун: «Муки и радости»

Irving_Stoun__Muki_i_radostiРоман-биография Микеланджело Буонаротти.

Человек с мраморным сердцем.

Микеланджело, Леонардо ДаВинчи, Рафаэль Санти, Донатэлло, Челлини. Сейчас эти громкие имена знакомы даже детям (по крайней мере — по ниндзям-чебурашкам). Мало кто задумывался, что все эти люди жили в одно и то же время, в одной и той же стране. Были знакомы друг с другом, дружили, враждовали. По ходу повествования узнаются не только жизненные пути великих мастеров, но и судьбы созданных ими величайших произведений искусства — скульптур, фресок, картин, дворцов и храмов. Становится видно, как люди уходят, оставляя свое имя и видение мира, продолжая существовать в своих шедеврах.

Например, таких: Пьета (Оплакивание Христа).  Это, мать его, самое красивое творение рук человеческих из всех, что я видел. А видел я его как оказывается часто, но оно совершенно не бросалось в глаза. И только по книге я заинтересовался вплотную творчеством Микеланджело (нужно же знать, о чем идет речь по тексту) и рассмотрел его получше. На момент создания Оплакивания Микеланджело было 24 года. В общем, я просто оставлю это здесь…

pieta

Прививка от реальности

chitayДолгое время СССР считал себя самой читающей страной в мире. Оставим за рамками источник такой уверенности, но читали действительно очень много. Иметь домашнюю библиотеку было обязанностью каждого приличного гражданина. До такой степени, что приличный гражданин собирал тряпки и газеты, чтобы получить заветную открытку на право купить сборник Гоголя или Купера (когда те появятся в продаже). Более уникальные вещи можно было иногда прочесть в специализированной периодике. Совсем уникальные и запретные — в самиздате. Остаться после работы на перепечатать что-нибудь для себя — вполне обычное дело. Секретарша или машинистка — полезное знакомство для интеллигентного человека.

Тут бы и насторожиться власть имущим. Тут бы и подумать. Казалось бы — все отлично и идет в правильном направлении. Всеобщее образование и ликвидация безграмотности дают свои результаты. Но такая популярность литературы можно пояснить и иначе. Люди пытаются найти какую-то отдушину в серости бытия. По пути на профсоюзное собрание или домой после ударной смены хорошо бы ощутить себя литературным героем далеко-далеко отсюда. Кем угодно, хоть последним из могикан. Так в недалеком будущем будут стоять в километровых очередях в МакДональдсы и видеотеки — утолять хронический наследственный информационный и эмоциональный голод. На иссушенную почву, к сожалению, попали в первую очередь помои.

PS: Выражение «Прививка от реальности» я увидел на сайте, посвященном веб-дизайну, но для данной темы лучше названия не придумать.

Генрих Манн: Молодые годы короля Генриха IV

XIR88471Как историко-приключенческий, роман великолепен. Интриги, заговоры, убийства всех степеней коварства, отвага, сражения и титулы, титулы, титулы… Описаны причины и следствия Варфоломеевской ночи, падения династии Валуа и становления Бурбонов на французском престоле. Слегка портит картину явные симпатии автора к главному герою — Генриху Наваррскому. Его пороки описаны как нечто естественное и простительное в то время как противники в основном — продажные вырожденцы. Ход событий существенно отличается от популярных сюжетов Дюма, так что этот роман хорошо бы знать любителям жанра.

На некотором этапе можно втянуться в сюжет борьбы героя за благородные цели — объединения страны, прекращения гражданской религиозной войны, избавления от прогнившей династии правителей, свобода совести. Но если посмотреть на процессы более глобально — нет ничего, кроме банальной борьбы за власть. Ровно через 200 лет французы отрежут голову потомку Генриха а страна падет в пучину кровавой вакханалии, по сравнению с которой ночь святого Варфоломея покажется воскресной прогулкой в летнем парке.

Вальтер Шелленберг: «Лабиринт»

SchellenbergПодзаголовок книги: «Мемуары гитлеровского разведчика».

Читается как сценарий какого-то шпионского блокбастера. Любители детективно-приключенческого жанра найдут тут все, к чему привыкли — перестрелки и погони, интриги и заговоры, расследования и тайные операции. Любители документальной литературы найдут то же самое с поправкой на то, что все это — правда (ну или один из вариантов правды).

Материал помогает лучше понять предвоенный период, роль ключевых фигур политического Олимпа Германии той поры. Любители сериала «17 мгновений весны» найдут тут все знакомые персонажи и даже со сходным сюжетом.

Меня, как технического специалиста, удивил факт разработки немцами во время войны аппарата для пакетной цифровой передачи данных по радио. Судя по тексту, его пропускная способность — не менее 1 килобайта в секунду, что существенно больше моего первого модема, который я использовал спустя боле полувека для связи с FidoNet.

PS: Берегите печень.

Back in the USSR

back_in_ussrКогда разваливался СССР — я не был рад. Я не представлял себе, как можно жить не в самой великой державе на планете. Как можно жить в стране, размеры которой почти равны какой-то там паршивой Франции. Меня раздражали листовки с цифрами о количестве чугуна и стали на душу населения. Уже тогда (в 16 лет) у меня хватало ума понимать, что все эти показатели народного благосостояния ничего не будут значить в новом мире. Единственное, что меня радовало тогда и много лет спустя — все прошло без крови. Я был доволен нашим менталитетом — конечно, может чуть затравленном веками рабства, но все же не таким конфликтным.

И вот, спустя два десятка лет, когда отошли от руля управленцы старой школы и их ставленники, когда подросло новое поколение, для которого СССР — это что-то из истории — начался настоящий развал. Только сейчас страна делает действительный выбор и он уже не обходится без кровопролития. Проявили себя и пришли в движение такие силы, что речь идет уже о существовании самого государства. Разрыв ведется не по формальным границам союзных республик СССР, а по реальным сферам влияния — по живому.

Валентин Пикуль: «Фаворит»

PotyomkinТак случилось, что начинал я читать это произведение в спокойной стране, и по ходу развития сюжета словно вернулся на триста лет назад. Россия, Крым, татары, армия, казаки, флот — как по сюжету так и по новостным лентам были основными элементами. Когда я закрыл второй том — Крым был завоеван, татары усмирены а флот занял Севастополь. Ключевой разницей было только то, что спустя триста лет основными противниками получились те же русские.

Что касается самого произведения — Пикуль, как всегда — на высоте. По глубине его произведения я сравниваю с произведениями Толстого. Если Лев Николаевич больший акцент делал на отношении личности и бога, то Валентин Саввич — на роли личности в контексте истории. В этом плане значение графа Потемкина переоценить очень трудно. Тем более для меня, так как я живу именно в тех местах, которые были обустроены стараниями Потемкина и по ходу повествования мой регион постепенно приобретал знакомые очертания. Такие книги нужно изучать на курсах истории родного края.

Для меня судьбы и характеры персонажей показали одну истину — самодержавие способно вывести до резонансных состояний действенные таланты людей — как хорошие, так и плохие. Опираясь на ничем не ограниченный авторитет самодержавной власти могли возвыситься как видные деятели, вроде того же Потемкина или Суворова, так и алчные (тоже ведь талант) личности вроде Зубова. Сами самодержцы тоже были той еще лотереей. Один ходил в валенках, другой ничего русского на дух не переносил. В этом плане демократия (что бы оно в тоге не было) — большой шаг вперед. По крайней мере, система политического устройства стала намного стабильнее и я не понимаю монархистов, которые мечтают вернуть всю власть в куки одного человека. Кроме каких-то религиозных мотивов, больше никаких практических соображений в пользу самодержавия я придумать не могу.

О загадочной русской душе

snowНаш менталитет, ориентированный более на духовные ценности нежели на материальные — предмет национальной гордости. Особенно импонирует его непонятность для остального мира. Можно считать его особенностью Православной конфессии. Но, по-моему, источник нашей особенности — совсем в другом. Наше национальное самосознание веками закалялось в условиях сперва — абсолютистских а после — тоталитарных. Неприкосновенность частной собственности, являющееся нормальной практикой еще у шумеров, у нас как-то не прижилась. Обычный русский человек привык жить с осознанием того, что может потерять имущество, свободу, здоровье и саму жизнь по мановению сильных мира сего в любой момент. Исторически у нас и этап капитализма проскочил как-то незаметно. От отмены рабства до первых революций не прошло и пол-века. А если говорить о крестьянстве — их фактически освободили от рабства только в середине XX века. На свете еще живут люди, бывшие рабами. Итог- материальной культуры у нас нет, мы понимаем зыбкость своего существования. Потому и загадочные такие. Дошло до целой криминальной субкультуры, чего нигде в мире больше нет и только у нас шансон имеет криминально-романтический характер. От сумы и тюрьмы не зарекайся — вот ключ к загадочной русской душе, готовности к самопожертвованию и беспрецедентной щедрости.

А. Никонов: «Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект»

nikonovЛейтмотив книги можно описать так: Расстрел христианства из крупнокалиберного пулемета с последующим расчленением, растворением в кислоте и разбрасыванием сухого остатка над ассенизационными  полями города Барнаула.

Хоть книга и озаглавлена о религии в общем, но главный удар в ней направлен именно на христианство и иудаизм как его основу (видимо, особенность целевой аудитории). Примитивные древние людишки напридумывали сказок а современные попы их усиленно эксплуатируют для получения больших и малых плюшек. Основным «вещдоком» в процессе является Библия, особенно в части Ветхого Завета.

По форме основных претензий к автору две:

  • Под словом «религия» в книге имеется в виду именно христианство. Хотя она не является ни самой древней и ни самой распространенной. То ли автор решил спокойствия ради не замечать ислам, то ли решил, что буддизм — не такой уж и опиум для народа.
  • Книга написана на грани цензурной речи с применением криминальных и откровенно оскорбительных оборотов.

Каких-либо научных обобщений о религии в целом я не нашел. Из всего этого можно сделать вывод, что основная цель книги — резонанс в целевой аудитории.

По содержанию книга тоже не похожа на всесторонне исследование. Вся суть христианства рассматривается исключительно как идеологических бизнес-проект, запущенный и раскрученный римской империей с целью удержания контроля в состоянии своего упадка. Трудно оспаривать множество цитат и событий — для этого, конечно, необходимо глубокое знание первоисточников, но отличить кастрацию от обрезания на древнеегипетских рисунках может и не-специалист :)

Финансовая интерпретация событий Нового Завета, пожалуй, самая интересная часть. Конечно, встает вопрос — к чему такие сложности? Финансовая политика является основой колониальных отношений. Колонии для того и существуют, чтобы из них извлекать прибыль — цены и обменные курсы всегда будут не в пользу колоний просто по определению (вспомним «бостонское чаепитие»).  Что мешало Риму в приказном порядке определить обменный курс, если уж это было настолько важно для финансового благополучия метрополии? Оружия и собственных войск в колонии нет — одни палки. К чему эти игры в теополитику? Разве ввод в руководство кастового общества новой партии, расшатывающей основы местной религии вообще, вызвал бы меньший резонанс чем утверждение валютного курса?

Что современное христианство является коктейлем прежних верований — как бы и не является тайной за семью печатями. Конечно, православие в его современном виде является частью государственной идеологической машины не смотря на все писанные законы. Как альтернативу автор предлагает стоицизм. Но не все же великие императоры, как Марк Аврелий — кому-то нужно и сортиры мыть. Христианином в этом случае быть куда легче, чем стоиком. В общем, рассматривать вопрос религиозности только с финансово-идеологической точки зрения — плоско. Без психологической потребности человека в «сверхбытийном» наполнении никакая идеология не продержится тысячи лет при любых финансовых схемах. А рассматривать именно христианство как нечто из ряда вон выходящее на тле мировой религиозности я тоже не вижу причин. И в Китае и в Мексике были свои культы и храмы — не менее кровавые. Собственно, человек был религиозным всегда и Рим тут ничего нового не изобрел.

Книга может быть полезна как пример «полярного мнения» в ряду с книгами Резуна. Но другие книги автора мне читать перехотелось. Собственно, и эту я дочитал, наверное, из психологической потребности доводить начатое дело до конца.

В. Суворов: «Против всех»

protiv_vsehКнига описывает взгляд автора на первое послевоенное десятилетие — отставка и смерть Сталина, уничтожение Берии, опала и возврат Жукова ну и конечно — выход на вершину пирамиды власти Никиты Сергеевича Хрущева. По хронологии описываемых событий — книга является первой в трилогии «Хроника великого десятилетия». Вторая книга «Кузькина мать» была выпущена ранее.

Чего не отнять — читать книги Резуна интересно и легко. Простой слог. При чтении создается впечатление, что ты сидишь за столом с автором и невзначай спросил:

— Слушай, Витя! А разве Берия не был кровавым палачем?
— Совсем нет. Вот послушай, как дело было…

Ключевым событием книги являются учения с применением ядерного оружия на Тоцком полигоне в 1954 году. Кроме демонстрации возможности взлома обороны с применением тактического (забавно — заряд, вдвое более мощный, чем разрушивший Хиросиму и поставивший жирную точку в истории войны через 9 лет уже считается  тактическим) учения позволили взломать оборону оппонентов Хрущева и сместить последнего серьезного конкурента — Маленкова.

Главным персонажем книги является Жуков (вот очень Резун его не любит, просто таки вендетта какая-то). Фактически расписан план и начало реализации военного переворота в СССР.

Что можно возразить. Во всех книгах Резуна все страны, кроме СССР и его сателлитов называются не иначе как «нормальными». Равно как и все варианты экономики, кроме социалистической. Это сильно «режет глаз». По этой книге получается, что именно влияние СССР привело к голоду, войнам и терроризму в Африке. Не века колониальной эксплуатации со стороны Франции, Италии, Германии, США, а именно экономическая и военная помощь СССР вогнали целый континент в каменный век и дали в руки автомат Калашникова. Тут автора немного занесло.

То же в отношении экономики. Возможно, писать книги в Бристоле сухо и комфортно. Но не могу я согласиться, что это современное накачивание целых стран ничем не обеспеченными «деньгами», глобализация, уничтожение экологии в угоду сансаре потребления, государственные долги до небес — это можно назвать нормальной ситуацией. Не нужно забывать, что именно такая «нормальная» экономика запустила в 1914 ту межконтинентальную мясорубку, продуктом которой в итоге стали и Сталин и Жуков. «Нормальность» таких экономик — тема для отдельного и очень долгого разговора.