Что мне нравится в американцах

Количество стволов огнестрельного оружия на руках у граждан США превышает количество этих самых граждан, включая стариков и младенцев. И это только приблизительный подсчет по данным официальных продаж. Здесь важнее даже не само оружие, а право использовать его для защиты себя и своего имущества. В нашей стране тоже можно притвориться охотником и приобрести себе оружие. Но не дай бог расчехлить его в целях самозащиты — честных граждан у нас защищает только полиция и монополия государства на насилие охраняется строго.

Что это дает кроме ВВП? Гражданин, привыкший защищать себя, своих родных, свой дом — так же может защитить свой город, штат, страну, права и свободы. Не тот ли это вооруженный народ, о котором мечтал Ленин?

И немного конспирологии. Кому-то это явно не нравится. Любой яркий случай применения оружия становится поводом для новых ограничений. Президент демонстративно пускает слезу и рассуждает о насилии, не обращая внимания на тот простой факт, что серийный убийца проехал несколько кинотеатров, и совершил убийство только в том, куда вход с оружием был запрещен. Но если на государственном уровне запреты пока не проходят (слава богу на то есть специальная статья конституции, хоть и спорная), то постепенно менять общественное мнение никто не помешает. Тому подтверждением последние правила Youtube. Эти правила, по сути, вводят запрет на демонстрацию и рекламу оружия на крупнейшем видеохостинге. Кто-то очень хочет разоружить американцев. Вслед за этим оружие постепенно отнимут у остальных и мир окончательно станет тихим благополучным потребителем.

Владимир Ленин: «Государство и революция»

Так уж сложилось, что будучи активным участником Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина и Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодёжи — я ни одного произведения Ленина не читал. Из всех событий революционных лет я, как и большинство моих сверстников, мог бы вспомнить кровавое воскресение, Аврору, Зимний дворец и какой-то шалаш.

Но любопытство берет свое. Что же все-таки строила огромная страна в течении жизни нескольких поколений? «Государство и революция» написана летом 1917 года, непосредственно перед главными событиями (по этой же причине оказалась незавершенной), поэтому ее вполне можно считать программой ленинской партии. Что я вынес из этой книги:

Во-первых, коммунисты сами не имели четкого представления — как строить коммунизм. В их обозримых планах было разрушение капиталистической системы и обобществление средств производства, введение диктатуры пролетариата. А дальше… Дальше люди (формально они уже не будут пролетариями, так как будут владеть всем) поумнеют, научатся управлять своей жизнью и построят для себя рай свободного труда. …Как-то так.

Во-вторых, коммунисты против государства. Любого. Абсолютно. Даже самая современная демократия, с их точки зрения, является средством принуждения и контроля. А так как контроль будет в руках народа — в государстве просто не будет необходимости. И тут самое интересное…

В третьих, везде, где речь заходит о народной власти, речь идет о власти вооруженного народа. Вооруженного не правом или идеей, а банальным железом. Армия и полиция, как элементы государственной власти (читай — подавления) должны быть заменены силой вооруженного народа. Об этом принципе позабыли, как только люди поубивали всех несогласных с новым порядком.

Ну и последнее. Как провели крестьян. Коллективизацию придумал вовсе не Сталин. Тут он как раз проявил себя как последовательный ленинец. Крестьяне были обречены, как только поверили декретам о земле и мире, воткнули штыки в землю и разошлись по хуторам. Пока молодая власть боролась за выживание — было не до них. Но срок настал, и сделали то, что неизбежно вытекало из коммунистической идеи — крестьяне должны были стать пролетариями. Для этого у них нужно было отобрать все и загнать в сельские фабрики — колхозы. Ну а недовольные могли просто умереть, как классовый враг.

Что же в итоге векового эксперимента? Развитие производственных сил так и не привело к установлению нового метода хозяйствования. Государство как было, так и осталось вместе со всеми его вполне капиталистическими атрибутами — армией, полицией, привилегированными чиновниками, секретными службами, тюрьмами и даже новым изобретением —  внутренними войсками (Ленин должен бы в своем мавзолее перевернулся от такой идеи). Более того, Горбачев под занавес пытался ввести именно те порядки, которые прямо вытекали из учения Ленина — хозрасчет, кооперацию и самоокупаемость. То есть дать трудовым коллективам максимум свободы для самоорганизации. Это был шанс либо построить более близкое к коммунизму общество, либо окончательно откатиться обратно к капитализму. Люди выбрали что захотели, за что Горбачев был предан анафеме и поминаем не иначе как в роли разрушителя великой страны.

Игорь Можейко: «Пираты, корсары, рейдеры»

Как оказалось, Кир Булычев — не только кумир подростковой фантастики, но и увлеченный историк.

Не смотря на название, книга посвящена не только истории пиратства, но и истории 15-20 веков вообще. Так как оказалось трудно отделить великие географические открытия и европейскую экспансию от банального разбоя. Знакомые нам по учебникам географии имена были далеко не бескорыстными расширителями горизонтов, но вполне прагматичными дельцами, целью которых было максимально быстрое обогащение себя и своих патронов. А так как с религиозной точки зрения все встречающиеся им в дальних походах людьми не были — обогатиться за их счет было вполне логичным и естественным поступком. В ход шли обман, насилие, террор и геноцид целых народов.

Книга в увлекательной форме открывает другую, прагматичную сторону знаменитых географических открытий. Кем был Джон Сильвер и на каком острове обитал Робинзон Крузо. Описывается множество интересных событий и персонажей — от доколумбовой эпохи до наших дней.

Алекс Громов: «Нарком Берия. Злодей развития»

Жизнь и смерть Лаврентия Берии окружена таким количеством слухов и легенд, что узнать обычную его жизнь — по-своему интересно и увлекательно. Лично меня в судьбе Берии всегда смущали два момента:

Арест Берии в Кремле. Даже если арестовывал его сам маршал Победы Жуков, ходить ему приходилось по грешной земле ногами — мимо сотен подчиненных арестованного, которому достаточно было сказать слово. Маршалы голубым кантам не авторитет — мало ли их умылось кровью на допросах?

Поведение Берии после ареста — капризы, каяния, мольбы о пощаде. Уж кто, а Берия прекрасно знал, как работает репрессивный аппарат и нравы своих врагов. Мало верится, что человек, вертевший сталинскую мясорубку мог вести себя подобным образом или на что-то надеяться.

Версия, описанная в книге мне представляется гораздо более правдоподобной (без спойлеров).

Коммунистическая идея в имплементации СССР не имела шансов не из-за своей сомнительной экономической модели или даже идеологии. Борьба за власть внутри единственной пирамиды и репрессии в отношении любых ее потенциальных оппонентов приводит к селекции, в результате которой безгласая масса находится под управлением настоящих боевых мерзавцев. Фактически, судьбы страны решались десятком членов Политбюро. Всем остальным оставалось рисовать плакаты с призывами выполнить и перевыполнить эти решения. А Политбюро или ярчайшие его представители могут по собственному разумению устроить «кузькину мать» или «перестройку» под «бурные аплодисменты, переходящие в овацию». Отсутствие реальной оппозиции делает систему уязвимой, костной и незащищенной от ошибок.

На примере судьбы Берии хорошо просматривается еще один смертный грех системы — отношение к истории. Само определение истории подразумевает нечто прошедшее, свершившееся, а значит — неизменное. Но только не здесь. Любой задним числом может стать героем, злодеем или вообще исчезнуть. С таким отношением к своему прошлому народ не имеет будущего. Как дерево, которое периодически вырывают из земли, чтобы подстричь его корни.