Владимир Ленин: «Государство и революция»

Так уж сложилось, что будучи активным участником Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина и Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодёжи — я ни одного произведения Ленина не читал. Из всех событий революционных лет я, как и большинство моих сверстников, мог бы вспомнить кровавое воскресение, Аврору, Зимний дворец и какой-то шалаш.

Но любопытство берет свое. Что же все-таки строила огромная страна в течении жизни нескольких поколений? «Государство и революция» написана летом 1917 года, непосредственно перед главными событиями (по этой же причине оказалась незавершенной), поэтому ее вполне можно считать программой ленинской партии. Что я вынес из этой книги:

Во-первых, коммунисты сами не имели четкого представления — как строить коммунизм. В их обозримых планах было разрушение капиталистической системы и обобществление средств производства, введение диктатуры пролетариата. А дальше… Дальше люди (формально они уже не будут пролетариями, так как будут владеть всем) поумнеют, научатся управлять своей жизнью и построят для себя рай свободного труда. …Как-то так.

Во-вторых, коммунисты против государства. Любого. Абсолютно. Даже самая современная демократия, с их точки зрения, является средством принуждения и контроля. А так как контроль будет в руках народа — в государстве просто не будет необходимости. И тут самое интересное…

В третьих, везде, где речь заходит о народной власти, речь идет о власти вооруженного народа. Вооруженного не правом или идеей, а банальным железом. Армия и полиция, как элементы государственной власти (читай — подавления) должны быть заменены силой вооруженного народа. Об этом принципе позабыли, как только люди поубивали всех несогласных с новым порядком.

Ну и последнее. Как провели крестьян. Коллективизацию придумал вовсе не Сталин. Тут он как раз проявил себя как последовательный ленинец. Крестьяне были обречены, как только поверили декретам о земле и мире, воткнули штыки в землю и разошлись по хуторам. Пока молодая власть боролась за выживание — было не до них. Но срок настал, и сделали то, что неизбежно вытекало из коммунистической идеи — крестьяне должны были стать пролетариями. Для этого у них нужно было отобрать все и загнать в сельские фабрики — колхозы. Ну а недовольные могли просто умереть, как классовый враг.

Что же в итоге векового эксперимента? Развитие производственных сил так и не привело к установлению нового метода хозяйствования. Государство как было, так и осталось вместе со всеми его вполне капиталистическими атрибутами — армией, полицией, привилегированными чиновниками, секретными службами, тюрьмами и даже новым изобретением —  внутренними войсками (Ленин должен бы в своем мавзолее перевернулся от такой идеи). Более того, Горбачев под занавес пытался ввести именно те порядки, которые прямо вытекали из учения Ленина — хозрасчет, кооперацию и самоокупаемость. То есть дать трудовым коллективам максимум свободы для самоорганизации. Это был шанс либо построить более близкое к коммунизму общество, либо окончательно откатиться обратно к капитализму. Люди выбрали что захотели, за что Горбачев был предан анафеме и поминаем не иначе как в роли разрушителя великой страны.

Игорь Можейко: «Пираты, корсары, рейдеры»

Как оказалось, Кир Булычев — не только кумир подростковой фантастики, но и увлеченный историк.

Не смотря на название, книга посвящена не только истории пиратства, но и истории 15-20 веков вообще. Так как оказалось трудно отделить великие географические открытия и европейскую экспансию от банального разбоя. Знакомые нам по учебникам географии имена были далеко не бескорыстными расширителями горизонтов, но вполне прагматичными дельцами, целью которых было максимально быстрое обогащение себя и своих патронов. А так как с религиозной точки зрения все встречающиеся им в дальних походах людьми не были — обогатиться за их счет было вполне логичным и естественным поступком. В ход шли обман, насилие, террор и геноцид целых народов.

Книга в увлекательной форме открывает другую, прагматичную сторону знаменитых географических открытий. Кем был Джон Сильвер и на каком острове обитал Робинзон Крузо. Описывается множество интересных событий и персонажей — от доколумбовой эпохи до наших дней.

Алекс Громов: «Нарком Берия. Злодей развития»

Жизнь и смерть Лаврентия Берии окружена таким количеством слухов и легенд, что узнать обычную его жизнь — по-своему интересно и увлекательно. Лично меня в судьбе Берии всегда смущали два момента:

Арест Берии в Кремле. Даже если арестовывал его сам маршал Победы Жуков, ходить ему приходилось по грешной земле ногами — мимо сотен подчиненных арестованного, которому достаточно было сказать слово. Маршалы голубым кантам не авторитет — мало ли их умылось кровью на допросах?

Поведение Берии после ареста — капризы, каяния, мольбы о пощаде. Уж кто, а Берия прекрасно знал, как работает репрессивный аппарат и нравы своих врагов. Мало верится, что человек, вертевший сталинскую мясорубку мог вести себя подобным образом или на что-то надеяться.

Версия, описанная в книге мне представляется гораздо более правдоподобной (без спойлеров).

Коммунистическая идея в имплементации СССР не имела шансов не из-за своей сомнительной экономической модели или даже идеологии. Борьба за власть внутри единственной пирамиды и репрессии в отношении любых ее потенциальных оппонентов приводит к селекции, в результате которой безгласая масса находится под управлением настоящих боевых мерзавцев. Фактически, судьбы страны решались десятком членов Политбюро. Всем остальным оставалось рисовать плакаты с призывами выполнить и перевыполнить эти решения. А Политбюро или ярчайшие его представители могут по собственному разумению устроить «кузькину мать» или «перестройку» под «бурные аплодисменты, переходящие в овацию». Отсутствие реальной оппозиции делает систему уязвимой, костной и незащищенной от ошибок.

На примере судьбы Берии хорошо просматривается еще один смертный грех системы — отношение к истории. Само определение истории подразумевает нечто прошедшее, свершившееся, а значит — неизменное. Но только не здесь. Любой задним числом может стать героем, злодеем или вообще исчезнуть. С таким отношением к своему прошлому народ не имеет будущего. Как дерево, которое периодически вырывают из земли, чтобы подстричь его корни.

Уолтер Айзексон: «Инноваторы»

Если вы когда-нибудь самостоятельно включали компьютер — вам наверняка известны имена Стива Джобса и Била Гейтса. Если держали в руках паяльник, то припомните и Стива Возняка. Если программировали —  Пола Алена. Эти люди популярны, их биографии строем стоят на полках приличных книжных магазинов. Но мы понимаем, что никакой гений не мог бы самостоятельно подвести мир к началу новой исторической эпохи.

Эта книга открывает множество имен, так или иначе причастных к запуску информационного мира. Это не обычный сборник «историй успеха». Есть здесь имена и изобретения, так и не получившие в свое время должного внимания — первые компьютеры, закончившие свою недолгую историю на свалке и их авторы, по разным причинам так и не добавившие том своей биографии на заветную полку. Но все они оставили свою лепту в общем деле и достойны места в истории. Потому что главная черта гения — увидеть общую картину из частей пазла, открытых или созданных кем-то — это и есть основная мысль книги.

Юваль Ноа Харари: «Sapiens: Краткая история человечества»

Не смотря на свое неброское название — книга не просто очередной дайджест учебников истории для занятой публики.
Деньги, права человека, религия, государство, прогресс, Организация Объединенных Наций  — если эти слова кажутся вам понятными и наполненными реальным смыслом — эта книга откроет иной взгляд на вещи — мир декораций из фанеры и картона. И даже декорации покажутся более реальными чем большинство основополагающих понятий, на которых держится наша цивилизация.
Как человек докатился до жизни такой? Что это ему дало и чего стоило? Что заставляет вас просыпаться в понедельник утром и идти на работу? Кто и зачем придумал работу, деньги, часы и календарь? Могло ли быть иначе?
Вместе с Нетократией она хорошо раскрывает не только историю, но и динамику развития современного мира.

Нетократия. Куда катится этот мир.

«Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма»
«Netocracy: The New Power Elite and Life After Capitalism»
Александр Бард, Ян Зодерквист

Мир изменился. Я чувствую это в воде, чувствую в земле, ощущаю в воздухе. LOTR.

С детства мне резало слух словосочетание «информационная эпоха». В ряду «каменный век», «бронзовый век», «железный век» она выглядит натяжкой. Учебники истории ничего нам не говорят о информации как определяющем факторе цивилизации. Как мир человека изменили все эти материалы — очевидно, но что с информацией? Почему не назвать новый век кремниевым — из него ведь в основном делается современная электроника.
Эта книга показывает совершенно иную временную цепь развития человечества с акцентом именно на информацию: речь, письмо, печать, Сеть. В таком ракурсе все становится гораздо более понятным и позволяет заглянуть немного в будущее. Эта книга именно о нашем будущем в контексте информации — каким образом она деформирует сложившуюся картину мира и повлияет на жизнь каждого из нас и будущих поколений.
Если вы читаете сейчас этот текст — эта книга обязательна к ознакомлению. В ней, в частности, дается свое пояснение таким явлениям как:

— Почему старушка Европа открыла границы для потока иммигрантов (и почему она «старушка»).

— Почему в космическую эпоху обострились конфликты на религиозной почве. Природа организаций вроде ИГИЛ.

— Почему деньги становятся информацией а информация — самостоятельной ценностью. Почему доллар падает а биткоин — растет.

— Почему мировые твердыни, вроде ООН, теряют свою значимость а национальное государство становится историческим термином.

— Почему парни в майках и кедах забрасывают учебу и зарабатывают миллиарды, нанимая выпускников Йеля в бухгалтеры.

— Так ли уж неправы молодые люди, проводящие все свое время в соцсетях.

— Взрыв популярности ЛГБТ, однополые браки, засилье толерантности и политкорректности.

Ну и главное — куда вообще катится этот мир?

PS: Книгу в твёрдой копии я не нашел, поэтому скачал в Сети. Авторы вряд ли должны быть на это в обиде, это ведь только подтверждает их правоту.

Движение

Впервые об этом заговорили в свободолюбивой Франции. Несмотря на писанные законы некоторые люди почему-то были недовольны якобы ущемлением своих прав и свобод. Организовывались клубы, проводились демонстрации. Вся эта деятельность обычно резко осуждалась и официальными властями и общественным мнением и с церковных кафедр. Подобные желания всеми принято было считать противоестественными (как традиционно так и чисто биологически) и не подобающими добропорядочным гражданам и христианам. Что вполне подтверждалось цитатами из священного писания и накопившимся историческим опытом. В конце концов при первом появлении это движение попало под запрет практически во всех странах.

Но активисты не унимались — писали статьи, будоражили доверчивые умы. С подачи некоторых знаменитостей идея перекинулась на обширные просторы США и обрела там новую жизнь. В результате первой в мире конференции была принята так называемая «Декларация чувств». Американцам традиционных взглядов было труднее противостоять новым веяниям, так как те напрямую ссылались на некоторые пункты «Декларации независимости». И начался длительный процесс ломки мировоззрения. При помощи демонстраций и различного рода провокаций активисты начали привлекать общественное мнение. Основными активистами были люди образованные и обеспеченные, работяги были обычно далеки от всего этого. Окрепнув в США, движение вернулось в Старый Свет с новой силой.

Вода камень точит. Мало-помалу общественное мнение начало меняться и это позволило закрепить многие из требований законодательно. Формально это была победа, но до победы фактической было еще очень далеко. Необходимо было закрепить успех в умах обывателей, в литературе, искусстве, традициях. Этот процесс продолжается до сих пор.

Возможно вы подумали, что речь тут идет о каком-нибудь новомодном ЛГБТ? Нет, дорогой читатель. Речь тут идет о равноправии женщин. Мало кто задумывается, что еще при жизни наших дедов женщины не имели права участвовать в выборах (не говоря уже о праве избираться), получать качественное образование, иметь собственность, представлять себя в суде и т.д. Понятие «замужем» было буквальным — женщина вне стен своего дома не имела практически никаких прав и возможностей и была представлена либо через отца либо через мужа. В общественном сознании женщина была не способна к самостоятельному суждению или действию. Рудименты этого мнения остались в некоторых умах до сих пор, так что процесс все еще продолжается.

К чему все это? Истерика по поводу «гей-парадов» мне представляется глупой и бесперспективной затеей. Мир все равно рано или поздно придет к абсолютному равенству для всех без исключений. Это уже давно прописано в любой конституции, осталось просто это понять.

 

Немного свежей истории

В Сети появился курс лекций А. Б. Зубова, прочитанный им в последние месяцы на «кафедре истории Новой Газеты». Замечательны они тем, что в них история как наука перестает быть уделом любителей пыльных томов а показана как источник ценного знания о современности и ее перспективах. Эпоха крещения Руси, Ивана Грозного, России 19-20 веков очень тесно связываются с нашими текущими событиями. Показываются аналогии, причины событий и тенденции их развития. Борьба за власть, катаклизмы как сумма неразрешенных вовремя проблем — все это актуально и сейчас.

В среде ура-патриотов Андрея Борисовича Зубова принято считать представителем «пятой колонны». Думаю, таким людям имеет смысл хотя бы для ознакомления прослушать этот цикл.

Ссылка на материал: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5207245

 

Хорошо забытое старое

Оставалось одно средство для новой, неосвященной власти сохранять вполне свою силу — это постоянно отвлекать внимание народа от внутреннего к внешнему, постоянно ослеплять славолюбивый народ военной славой, поддерживать нравственное преклонение перед властью постоянными ее триумфами.

Слова Александра I о власти Наполеона. Прошло двести лет, а писалось словно вчера.

Боданис Дэвид: «E=mc2. Биография самого знаменитого уравнения мира»

emc2Пожалуй трудно себе представить более избитую научно-популярную тему, чем Теория Относительности Эйнштейна. Она находится примерно на хронологическом стыке, где далекий от физики читатель еще способен что-либо понять. Дальнейшее развитие этой науки уже оторвалось как от понимания обывателя так и от возможностей человеческого воображения в принципе. Термины, в которых обычно раскрывают суть СТО и ОТО сами по себе знакомы всем — скорость, масса, время. Иллюстрации изображают поезда и ракеты. Но общая картина из этих простых терминов складывается редко. На самом деле это происходит не из-за ограниченности слушателя, а потому, что эти на первый взгляд доступные пониманию теории уже находятся в той самой области, где человеческое воображение часто пасует. Здесь еще нет кварков или 21-мерных пространств, но  наука уже вошла в область, где необходимо понимать то, что мы не в состоянии вообразить.

Книга замечательна тем, что построена не вокруг какого-либо события или личности, а посвящена «биографии формулы». Описаны ее дальние и близкие родственники (физические величины и процессы), люди, имеющие отношение к ее судьбе (ученые, военные, политики), описана биография от «рождения» до «зрелых лет». Если нас прежде всего интересует именно суть теории — такая подача информации очень хорошо себя показывает.

PS: Когда меня спрашивают, что означает E=mc2 — я обычно отвечаю, что «Весь мир — иллюзия» :)