Олег Хлобустов: «КГБ СССР 1954-1991. Тайны гибели Великой державы.»

kgb«Каким было государство — таким были и его службы безопасности»

Б. Ельцин.

 

Подобных авторов я обычно называю «Авторами с большой буквы». Ничего лично в этом нет. Просто их особенность — написание «Родина», «Великая держава», «Запад» и т.д. — исключительно с большой буквы.

Правильнее было бы озаглавить книгу — «История организации КГБ в приказах и отчетах». Добрая половина текста представляет собой цитаты этих самых приказов, отчетов и речей.

Тезисно план книги можно представить примерно так:

— КГБ — не НКВД.
— Андропов молодец.
— Андропов молодец.
— КГБ — не НКВД.

В общем и целом, как речь свидетеля защиты на каком-нибудь гипотетическом процессе против КГБ — текст очень хорош. Но если вы хотите прочесть что-то более увлекательное, чем годовой отчет — книга не для вас. Лично я искал что-нибудь в духе «ТАСС уполномочен заявить» но дочитал книгу только из принципа.

Основная мысль автора примерно такова: «СССР был хорошей системой, но руководство его сгубило». Тут я бы предложил раскрыть вопрос более подробно. Руководство страны в том виде, в котором оно было на всех этапах существования СССР — представляло собой продукт системы, неотъемлемую ее часть. И взращивание в итоге породы тупой, самодостаточной номенклатуры — это тоже результат действия системы. Фундаментальный изъян нужно искать не в отдельных личностях а в принципах, благодаря которым они не только получили но и удерживали власть на протяжении десятилетий, заводя страну в болото. Тут хотелось бы отметить три момента:

1. Бюрократия как каста неизбежна в условиях плановой экономики и обобществлении средств производства. Кто-то ведь должен всем этим хозяйством управлять. И эта каста без внешних воздействий не отойдет от власти (кто же захочет менять тихий теплый кабинет на промозглый пыльный цех или шахту?)

2. Или это виновата наша славянская тоска по батюшке-царю, или партийная дисциплина — но позволять лидерам годами и десятилетиями игнорировать очевидные тенденции или даже умалчивать о них в угоду спокойствию «хозяина» — просто немыслимо. КГБ существовал не просто как комитет — он был представлен в лице Андропова в Политбюро ЦК КПСС — самом средоточии власти. И при всем этом не смог донести природу опасности и принять меры. Кто же тогда смог бы?

3. Когда американцы решили, что Кеннеди недостаточно жестко повел себя с коммунистами в карибском кризисе — ему просто отстрелили голову и выбрали другого президента. Что бы ни творили кремлевские старцы — они всегда благополучно и с почестями уходили с поста прямо в мир иной (как папы). Только Хрущев был отстранен досрочно.

Главная причина краха СССР мне представляется даже не в импотенции лидеров или эффективности экономической модели. Как-то стали забывать, что СССР был построен на идее коммунизма. А коммунизм не может быть построен в отдельно взятой стране. Не в силу каких-то экономических ограничений. Так сказал Ленин — мировая революция неизбежна. Вера в слово Ленина настолько велика, что даже спустя два десятилетия после окончательного краха высказанных им идей его мумию все не решаются предать земле. В лихие революционные годы брат убивал брата не для того, чтобы построить какой-то там РСФСР. Нет, это выглядело как начало процесса глобальных перемен в масштабах всего мира — именно мировой революции. За участие в таком процессе и убить не грех и умереть не жалко. Но мировую революцию пришлось отложить… навсегда. Еще несколько десятилетий форы было получено Хрущевым благодаря его эпическому «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Годы шли. Никакие пролетариаты нас почему-то не поддержали (кроме тех, куда пришли наши войска). Железный занавес и каменная стена были реальностью. Если Ленин ошибался в этом — не мог ли он ошибаться и в остальном? В последние годы СССР коммунизм стал полу-фантастической идеей неопределенного будущего а книги собрания сочинений В. И. Ленина в библиотеках — были новыми практически до своего списания. Они хрустели страницами — их просто никто не открывал. Я очень хорошо помню целый шкаф таких томов в библиотеке моей матери — ряды одинаковых новеньких, тесненных корешков. Когда государство строится на идеях, в которые никто не верит  — какой может быть результат?

Николай Миклухо-Маклай: «Путешествие на Новую Гвинею»

maklayКак любой советский школьник, я слышал в детстве о Николае Николаевиче Миклухо-Маклае — нашем человеке «на том свете». Отчасти он запомнился своей необычной фамилией (природу необычности которой так до сих пор окончательно и не разгадали — откуда взялась приставка «-Маклай»), отчасти — из-за трагичной судьбы Ждеймса Кука. Прожить несколько лет на  острове людоедов — немалый подвиг духа. Данная книга пробудила детское любопытство — узнать о этом человеке и его путешествии больше, чем пара глав в школьном учебнике.
Из этих учебников выходил образ туриста-отшельника, волею судеб и океанских течений оказавшемся в диких местах и почерпнувших оттуда по случаю массу полезной для науки информации. Оказалось, что это не совсем так. Миклухо-Маклай — серьезный ученый, отправившийся в дальние страны по заданию географического общества не без помощи государства и российского военного флота (прибывал он туда обычно на военных корветах). Поддерживал связи с видными академиками и профессорами, поставляя им материал (а иногда и части тела). В последствии стал и политиком, ратующим перед Россией и странами Европы о установлении протектората над исследованными им территориями (что получилось в итоге с Германией).
Что касается его пребывания в Новой Гвинее — был он там далеко не один и даже в достаточном для тех условий комфорте. В его распоряжении были и слуги и построенный моряками дом. Сам себя же он называл «барином, занимающемся естественными науками».
Он приложил массу усилий для популяризации новой на тот момент мысли, что жители Новой Гвинеи (как и все «дикари» в общем)  — это тоже люди разумные а не просто человекоподобные обезьяны.

PS: По одной из версий предком Николая Николаевича был шотландский барон Маклай, служивший на стороне Польши и попавший в плен в Россию в 17 веке.

День рождения бога

stonehenge-sunsetВеличайший праздник в истории человека разумного — день зимнего солнцестояния. День, когда первейшее божество побеждает смерть и возвращается к своему народу, дабы те не сгинули во тьме и холоде.

Влияние этой даты настолько велико, что мы до сих пор используем ее для определения Рождества и нового года. Стоунхендж — типичное святилище, предназначенное для определения момента возрождения бога. Сами того не осознавая мы продолжаем традиции предков мегалитической эпохи, облачив их в мегатонны писаний разной степени святости.

 

Ирвинг Стоун: «Муки и радости»

Irving_Stoun__Muki_i_radostiРоман-биография Микеланджело Буонаротти.

Человек с мраморным сердцем.

Микеланджело, Леонардо ДаВинчи, Рафаэль Санти, Донатэлло, Челлини. Сейчас эти громкие имена знакомы даже детям (по крайней мере — по ниндзям-чебурашкам). Мало кто задумывался, что все эти люди жили в одно и то же время, в одной и той же стране. Были знакомы друг с другом, дружили, враждовали. По ходу повествования узнаются не только жизненные пути великих мастеров, но и судьбы созданных ими величайших произведений искусства — скульптур, фресок, картин, дворцов и храмов. Становится видно, как люди уходят, оставляя свое имя и видение мира, продолжая существовать в своих шедеврах.

Например, таких: Пьета (Оплакивание Христа).  Это, мать его, самое красивое творение рук человеческих из всех, что я видел. А видел я его как оказывается часто, но оно совершенно не бросалось в глаза. И только по книге я заинтересовался вплотную творчеством Микеланджело (нужно же знать, о чем идет речь по тексту) и рассмотрел его получше. На момент создания Оплакивания Микеланджело было 24 года. В общем, я просто оставлю это здесь…

pieta

Прививка от реальности

chitayДолгое время СССР считал себя самой читающей страной в мире. Оставим за рамками источник такой уверенности, но читали действительно очень много. Иметь домашнюю библиотеку было обязанностью каждого приличного гражданина. До такой степени, что приличный гражданин собирал тряпки и газеты, чтобы получить заветную открытку на право купить сборник Гоголя или Купера (когда те появятся в продаже). Более уникальные вещи можно было иногда прочесть в специализированной периодике. Совсем уникальные и запретные — в самиздате. Остаться после работы на перепечатать что-нибудь для себя — вполне обычное дело. Секретарша или машинистка — полезное знакомство для интеллигентного человека.

Тут бы и насторожиться власть имущим. Тут бы и подумать. Казалось бы — все отлично и идет в правильном направлении. Всеобщее образование и ликвидация безграмотности дают свои результаты. Но такая популярность литературы можно пояснить и иначе. Люди пытаются найти какую-то отдушину в серости бытия. По пути на профсоюзное собрание или домой после ударной смены хорошо бы ощутить себя литературным героем далеко-далеко отсюда. Кем угодно, хоть последним из могикан. Так в недалеком будущем будут стоять в километровых очередях в МакДональдсы и видеотеки — утолять хронический наследственный информационный и эмоциональный голод. На иссушенную почву, к сожалению, попали в первую очередь помои.

PS: Выражение «Прививка от реальности» я увидел на сайте, посвященном веб-дизайну, но для данной темы лучше названия не придумать.

Генрих Манн: Молодые годы короля Генриха IV

XIR88471Как историко-приключенческий, роман великолепен. Интриги, заговоры, убийства всех степеней коварства, отвага, сражения и титулы, титулы, титулы… Описаны причины и следствия Варфоломеевской ночи, падения династии Валуа и становления Бурбонов на французском престоле. Слегка портит картину явные симпатии автора к главному герою — Генриху Наваррскому. Его пороки описаны как нечто естественное и простительное в то время как противники в основном — продажные вырожденцы. Ход событий существенно отличается от популярных сюжетов Дюма, так что этот роман хорошо бы знать любителям жанра.

На некотором этапе можно втянуться в сюжет борьбы героя за благородные цели — объединения страны, прекращения гражданской религиозной войны, избавления от прогнившей династии правителей, свобода совести. Но если посмотреть на процессы более глобально — нет ничего, кроме банальной борьбы за власть. Ровно через 200 лет французы отрежут голову потомку Генриха а страна падет в пучину кровавой вакханалии, по сравнению с которой ночь святого Варфоломея покажется воскресной прогулкой в летнем парке.

Вальтер Шелленберг: «Лабиринт»

SchellenbergПодзаголовок книги: «Мемуары гитлеровского разведчика».

Читается как сценарий какого-то шпионского блокбастера. Любители детективно-приключенческого жанра найдут тут все, к чему привыкли — перестрелки и погони, интриги и заговоры, расследования и тайные операции. Любители документальной литературы найдут то же самое с поправкой на то, что все это — правда (ну или один из вариантов правды).

Материал помогает лучше понять предвоенный период, роль ключевых фигур политического Олимпа Германии той поры. Любители сериала «17 мгновений весны» найдут тут все знакомые персонажи и даже со сходным сюжетом.

Меня, как технического специалиста, удивил факт разработки немцами во время войны аппарата для пакетной цифровой передачи данных по радио. Судя по тексту, его пропускная способность — не менее 1 килобайта в секунду, что существенно больше моего первого модема, который я использовал спустя боле полувека для связи с FidoNet.

PS: Берегите печень.

Back in the USSR

back_in_ussrКогда разваливался СССР — я не был рад. Я не представлял себе, как можно жить не в самой великой державе на планете. Как можно жить в стране, размеры которой почти равны какой-то там паршивой Франции. Меня раздражали листовки с цифрами о количестве чугуна и стали на душу населения. Уже тогда (в 16 лет) у меня хватало ума понимать, что все эти показатели народного благосостояния ничего не будут значить в новом мире. Единственное, что меня радовало тогда и много лет спустя — все прошло без крови. Я был доволен нашим менталитетом — конечно, может чуть затравленном веками рабства, но все же не таким конфликтным.

И вот, спустя два десятка лет, когда отошли от руля управленцы старой школы и их ставленники, когда подросло новое поколение, для которого СССР — это что-то из истории — начался настоящий развал. Только сейчас страна делает действительный выбор и он уже не обходится без кровопролития. Проявили себя и пришли в движение такие силы, что речь идет уже о существовании самого государства. Разрыв ведется не по формальным границам союзных республик СССР, а по реальным сферам влияния — по живому.

Валентин Пикуль: «Фаворит»

PotyomkinТак случилось, что начинал я читать это произведение в спокойной стране, и по ходу развития сюжета словно вернулся на триста лет назад. Россия, Крым, татары, армия, казаки, флот — как по сюжету так и по новостным лентам были основными элементами. Когда я закрыл второй том — Крым был завоеван, татары усмирены а флот занял Севастополь. Ключевой разницей было только то, что спустя триста лет основными противниками получились те же русские.

Что касается самого произведения — Пикуль, как всегда — на высоте. По глубине его произведения я сравниваю с произведениями Толстого. Если Лев Николаевич больший акцент делал на отношении личности и бога, то Валентин Саввич — на роли личности в контексте истории. В этом плане значение графа Потемкина переоценить очень трудно. Тем более для меня, так как я живу именно в тех местах, которые были обустроены стараниями Потемкина и по ходу повествования мой регион постепенно приобретал знакомые очертания. Такие книги нужно изучать на курсах истории родного края.

Для меня судьбы и характеры персонажей показали одну истину — самодержавие способно вывести до резонансных состояний действенные таланты людей — как хорошие, так и плохие. Опираясь на ничем не ограниченный авторитет самодержавной власти могли возвыситься как видные деятели, вроде того же Потемкина или Суворова, так и алчные (тоже ведь талант) личности вроде Зубова. Сами самодержцы тоже были той еще лотереей. Один ходил в валенках, другой ничего русского на дух не переносил. В этом плане демократия (что бы оно в тоге не было) — большой шаг вперед. По крайней мере, система политического устройства стала намного стабильнее и я не понимаю монархистов, которые мечтают вернуть всю власть в куки одного человека. Кроме каких-то религиозных мотивов, больше никаких практических соображений в пользу самодержавия я придумать не могу.