Карен Армстронг: «Краткая история мифа»

mythhistoryПрекрасная книга с неожиданным концом. Тесно перекликается с прослушанным ранее курсом лекций профессора Зубова «История религиозных идей». По сути, тот же материал, но поданный не со стороны верующего, а со стороны атеиста. Хорошо раскрыта эволюция отношения человека к окружающему миру, наследственные связи мифов и верований различных эпох и культур. Общая идея проста — чем больше человек контролирует окружающий мир, тем меньше он находит в нем сакральности и отчуждается. Расцвет логического мышления и научного подхода к процессу познания загнал мифологию в пыльный угол, где ей остается сидеть в глухой обороне, уходя от бесперспективных дискуссий. Но в конце книги происходит неожиданный разворот — эффективная мифология жизненно необходима человечеству на современном этапе для выживания. Мифология призвана заполнить душевный вакуум, образовавшийся у современного человека в результате материалистического воспитания, примирить его с природой, другими людьми и подготовить его к мысли о смерти. Очевидно, что накопленный ранее «материал» для фундамента новой мифологии не подходит. Что станет основой мифологии нового мира — этот вопрос остается пока открытым.

Ирвинг Стоун: «Муки и радости»

Irving_Stoun__Muki_i_radostiРоман-биография Микеланджело Буонаротти.

Человек с мраморным сердцем.

Микеланджело, Леонардо ДаВинчи, Рафаэль Санти, Донатэлло, Челлини. Сейчас эти громкие имена знакомы даже детям (по крайней мере — по ниндзям-чебурашкам). Мало кто задумывался, что все эти люди жили в одно и то же время, в одной и той же стране. Были знакомы друг с другом, дружили, враждовали. По ходу повествования узнаются не только жизненные пути великих мастеров, но и судьбы созданных ими величайших произведений искусства — скульптур, фресок, картин, дворцов и храмов. Становится видно, как люди уходят, оставляя свое имя и видение мира, продолжая существовать в своих шедеврах.

Например, таких: Пьета (Оплакивание Христа).  Это, мать его, самое красивое творение рук человеческих из всех, что я видел. А видел я его как оказывается часто, но оно совершенно не бросалось в глаза. И только по книге я заинтересовался вплотную творчеством Микеланджело (нужно же знать, о чем идет речь по тексту) и рассмотрел его получше. На момент создания Оплакивания Микеланджело было 24 года. В общем, я просто оставлю это здесь…

pieta

Прививка от реальности

chitayДолгое время СССР считал себя самой читающей страной в мире. Оставим за рамками источник такой уверенности, но читали действительно очень много. Иметь домашнюю библиотеку было обязанностью каждого приличного гражданина. До такой степени, что приличный гражданин собирал тряпки и газеты, чтобы получить заветную открытку на право купить сборник Гоголя или Купера (когда те появятся в продаже). Более уникальные вещи можно было иногда прочесть в специализированной периодике. Совсем уникальные и запретные — в самиздате. Остаться после работы на перепечатать что-нибудь для себя — вполне обычное дело. Секретарша или машинистка — полезное знакомство для интеллигентного человека.

Тут бы и насторожиться власть имущим. Тут бы и подумать. Казалось бы — все отлично и идет в правильном направлении. Всеобщее образование и ликвидация безграмотности дают свои результаты. Но такая популярность литературы можно пояснить и иначе. Люди пытаются найти какую-то отдушину в серости бытия. По пути на профсоюзное собрание или домой после ударной смены хорошо бы ощутить себя литературным героем далеко-далеко отсюда. Кем угодно, хоть последним из могикан. Так в недалеком будущем будут стоять в километровых очередях в МакДональдсы и видеотеки — утолять хронический наследственный информационный и эмоциональный голод. На иссушенную почву, к сожалению, попали в первую очередь помои.

PS: Выражение «Прививка от реальности» я увидел на сайте, посвященном веб-дизайну, но для данной темы лучше названия не придумать.

Кирилл Еськов: «Последний кольценосец»

Kirill_Eskov__Poslednij_koltsenosetsОбычно я не пишу о книгах развлекательного жанра, но эта выпадает из их типичного ряда и заслуживает особого внимания. Начать с того, что написана она не профессиональным автором жанра, а ученым. Формально (по основным участникам сюжета и локациям) это — фанфик на LOTR. Но если типичные фанфики являются продолжением основного сюжета и отличаются разве что именами героев (вспомнить хотя бы «Кольцо тьмы» Перумова), то эта книга все ставит с ног на голову. Здесь есть все — от научного анализа до «Рэмбо» включительно. Трудно даже однозначно определить жанр книги — от фэнтези тут есть некоторые упоминания о магии, но она играет в сюжете не вторую и даже не третью роль. Есть главы и детективно-приключенческого жанра. Несколько справочных отступлений дают анализ экономической и военно-политической ситуации Средиземья (как фраза?). И все это нанизано на стержень логики автора, которая связывает воедино, казалось бы абсолютно несовместимые жанры и сюжеты. Он зашел так далеко, что по ходу дела объявил LOTR просто адаптированной и конъюнктурной версией описанных им событий.

Чем же эта книга может быть полезна? Рекомендую прочесть ее всем любителям новостных лент. Она хорошо показывает возможную разницу между интерпретацией событий и реальным положением дел. Стимулирует с более глобальному видению процессов и их самостоятельному анализу.

Еще книга автора: «История Земли и жизни на ней«

Генрих Манн: Молодые годы короля Генриха IV

XIR88471Как историко-приключенческий, роман великолепен. Интриги, заговоры, убийства всех степеней коварства, отвага, сражения и титулы, титулы, титулы… Описаны причины и следствия Варфоломеевской ночи, падения династии Валуа и становления Бурбонов на французском престоле. Слегка портит картину явные симпатии автора к главному герою — Генриху Наваррскому. Его пороки описаны как нечто естественное и простительное в то время как противники в основном — продажные вырожденцы. Ход событий существенно отличается от популярных сюжетов Дюма, так что этот роман хорошо бы знать любителям жанра.

На некотором этапе можно втянуться в сюжет борьбы героя за благородные цели — объединения страны, прекращения гражданской религиозной войны, избавления от прогнившей династии правителей, свобода совести. Но если посмотреть на процессы более глобально — нет ничего, кроме банальной борьбы за власть. Ровно через 200 лет французы отрежут голову потомку Генриха а страна падет в пучину кровавой вакханалии, по сравнению с которой ночь святого Варфоломея покажется воскресной прогулкой в летнем парке.

Вальтер Шелленберг: «Лабиринт»

SchellenbergПодзаголовок книги: «Мемуары гитлеровского разведчика».

Читается как сценарий какого-то шпионского блокбастера. Любители детективно-приключенческого жанра найдут тут все, к чему привыкли — перестрелки и погони, интриги и заговоры, расследования и тайные операции. Любители документальной литературы найдут то же самое с поправкой на то, что все это — правда (ну или один из вариантов правды).

Материал помогает лучше понять предвоенный период, роль ключевых фигур политического Олимпа Германии той поры. Любители сериала «17 мгновений весны» найдут тут все знакомые персонажи и даже со сходным сюжетом.

Меня, как технического специалиста, удивил факт разработки немцами во время войны аппарата для пакетной цифровой передачи данных по радио. Судя по тексту, его пропускная способность — не менее 1 килобайта в секунду, что существенно больше моего первого модема, который я использовал спустя боле полувека для связи с FidoNet.

PS: Берегите печень.

Пауло Коельо: «Алхимик»

alchemistПо ходу ознакомления с «Алхимиком» я бросился было выписывать понравившиеся цитаты, вроде:

У каждого человека есть все, чтобы достичь своей мечты.

Но очень скоро понял, что придется переписывать большую часть произведения и забросил это дело. «Алхимик» — философская и мотивационная притча, на каждой странице которой сокрыто свое сокровище.

PS: Чем-то напомнил «Сталкера» Тарковских.

Мы в город изумрудный идем дорогой трудной

elliВсем с детства знакомый сюжет — девочка попадает в волшебную страну и прилагает максимум усилий, чтобы вернуться в свой обычный мир. Вдумаемся.

С одной стороны есть мир чудес с магией и верными друзьями. Есть положение  героя-победителя темных сил и тесное знакомство с правителями, которые многим обязаны. Всенародное обожание и все к тому прилагающееся.

С другой стороны есть Канзас и передвижной деревянный домик, который, к тому же и унесло неизвестно куда ураганом. Есть полу-нищенское существование сезонного рабочего посреди поля.

Сюжет заключается в том, что главный герой всеми силами пытается выбраться из волшебного сказочного мира в свой привычный, нищий. Что ожидает ее после успешного исхода? Выйти замуж за фермера и сложить свои кости посреди того же поля, заранее состарившись от житейских невзгод в передвижном домике сезонного рабочего? И до конца своих дней она будет иногда задумываться над корытом с бельем о сиянии башен изумрудного города на рассвете а чумазые детишки будут дергать ее за подол, возвращая в суровую реальность.

Если Элли хотя бы можно оправдать желанием ребенка вернуться к родителям, то как понять Гудвина? Из властелина волшебного мира он превратится в балаганного фокусника и точно сопьется после какой-нибудь третьесортной ярмарки.

Жаль, что книга не описывает дальнейшую судьбу главных героев. Это был бы не менее интересный и поучительный сюжет и для детей и для взрослых.

 

PS: Что интересно, в современных «Хрониках Нарнии», общий сюжет которых схож с данным, настроения главных героев уже изменились диаметрально противоположно — их обычная реальность кажется им серой и скучной, они мечтают и стремятся в сказочный мир, где они что-то значат.

Джейн Остин: «Гордость и предубеждение»

Pride-and-PrejudiceОбратиться к первоисточнику побудил одноименный фильм 2005 года. Стало любопытно — на сколько кинематографисты сохранили дух произведения. По-моему, это — тот редкий случай, когда экранизация ничуть не повредила — фильм намного красочней и «теплее» книги.

Из книги становится очевидным, что непрерывному упрощению подвергается не только письменность (сравнить упрощенный для своего времени санскрит и современный английский!), но и сами человеческие отношения. Если раньше молодому человеку через годы могли напомнить — сколько раз, с кем и в какой очередности он танцевал на балу, то сейчас ему достаточно намалевать ночью на асфальте «I♥U».

Валентин Пикуль: «Фаворит»

PotyomkinТак случилось, что начинал я читать это произведение в спокойной стране, и по ходу развития сюжета словно вернулся на триста лет назад. Россия, Крым, татары, армия, казаки, флот — как по сюжету так и по новостным лентам были основными элементами. Когда я закрыл второй том — Крым был завоеван, татары усмирены а флот занял Севастополь. Ключевой разницей было только то, что спустя триста лет основными противниками получились те же русские.

Что касается самого произведения — Пикуль, как всегда — на высоте. По глубине его произведения я сравниваю с произведениями Толстого. Если Лев Николаевич больший акцент делал на отношении личности и бога, то Валентин Саввич — на роли личности в контексте истории. В этом плане значение графа Потемкина переоценить очень трудно. Тем более для меня, так как я живу именно в тех местах, которые были обустроены стараниями Потемкина и по ходу повествования мой регион постепенно приобретал знакомые очертания. Такие книги нужно изучать на курсах истории родного края.

Для меня судьбы и характеры персонажей показали одну истину — самодержавие способно вывести до резонансных состояний действенные таланты людей — как хорошие, так и плохие. Опираясь на ничем не ограниченный авторитет самодержавной власти могли возвыситься как видные деятели, вроде того же Потемкина или Суворова, так и алчные (тоже ведь талант) личности вроде Зубова. Сами самодержцы тоже были той еще лотереей. Один ходил в валенках, другой ничего русского на дух не переносил. В этом плане демократия (что бы оно в тоге не было) — большой шаг вперед. По крайней мере, система политического устройства стала намного стабильнее и я не понимаю монархистов, которые мечтают вернуть всю власть в куки одного человека. Кроме каких-то религиозных мотивов, больше никаких практических соображений в пользу самодержавия я придумать не могу.