Оскорбление чувств верующих

sebastianКак отличить религию от религиозной идеологии? В какой момент сакральное становится казенным?
Достаточно проследить — есть ли и как применяется законодательство о защите чувств верующих. Почему именно это можно считать показателем:

Аспект первый — религиозный. Лично я для себя считаю аксиомой, что религиозные чувства истинно верующего человека оскорбить невозможно в принципе. Любая религия (и иначе быть не может по-определению) оперирует понятиями вечности загробной жизни и воздаяния. Что для верующего какие-то неприятности или неудобства бренной земной жизни? Они есть краткий миг перед бесконечным посмертным бытием.
Для авраамических религий человек порочен по факту своего существования и страдания за веру даже в чем-то полезны — они могут помочь доказать самому себе приверженность и дать пример крепости веры для сомневающихся. Именно так христианство завоевало мир — на аренах колизеев и бесконечных крестах. Легион святых мучеников за веру тому подтверждение. Для индуиста стойкое перенесение всех выпавших на его долю неприятностей есть залог «повышения» по лестнице каст и даже варн для достижения суперприза — нирваны. Для буддиста все вообще не имеет никакого значения. Так кого же нужно защищать и от чего?
Истинно верующий человек убежден, что он находится на правильном пути, который в конце концов приведет его в желанному и комфортному бессмертию. Атеистов и приверженцев других религий он может разве что пожалеть и помолиться за их скорейшее прозрение.

Аспект второй — правовой. А как же Pussy Riot — скажете вы? Разве такое поведение можно считать нормальным? Начать с того, что эта акция вне всякого сомнения является политической, направленной на один из столпов режима. Не будь церковь частью идеологии — не было бы и таких перфомансов. Для всего остального есть достаточное количество правовых норм и методов их применения.

Защищать религию специальной статьей УК необходимо только тогда, когда она становится деталью государственной машины, обеспечивающей контроль своей части общества.

Велик и могуч, разгоняет стаи туч

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!

Написать целый рассказ из слов, начинающихся на одну и ту же букву, заполнить страницу синонимами одного и того же слова — на многое способен русский язык. Он гибок, точен и выразителен. До такой степени, что люди в любой сфере вполне могут понять друг друга используя всего 2-3 слова :)

Национально-патриотический угар последних лет использует особенности русского языка как одно из преимуществ «русского мира» перед «западом». И невдомёк убогим, что в достоинствах его как раз заключаются его недостатки.

В исторические ретроспективе языки имеют явную тенденцию к упрощению. Некоторые варианты шумерской клинописи не расшифрованы до сих пор — проще оказалось расшифровать генетический код человека. Санскрит — праотец многих наших современных языков, является неимоверно сложным в изучении. Не напрасно брахманы посвящали этому всю свою жизнь. Европейские языки в ходе развития претерпели несколько ревизий с сторону упрощения. Китайский стремится оптимизировать количество иероглифов а в личном общении азиаты иногда вообще переходят на использование латиницы. В последнее время начали широко использовать пиктограммы для задания смысловых последовательностей, понятных по всему миру без какого-либо перевода или культурной адаптации. Хорошо это или плохо — вопрос отдельный, но это существующая веками тенденция.

Язык межнационального общения должен быть максимально прост в изучении. Даже если предположить на минутку, что «русский мир» и «запад» сейчас оказались на одном уровне экономического и политического развития — даже такой момент как разница в сложности русского и английского языков может со временем привести к дисбалансу.

Мы можем сколько угодно гордиться богатством и выразительностью нашего языка. Но поднимать это на знамена явно нет никаких оснований.

Немного свежей истории

В Сети появился курс лекций А. Б. Зубова, прочитанный им в последние месяцы на «кафедре истории Новой Газеты». Замечательны они тем, что в них история как наука перестает быть уделом любителей пыльных томов а показана как источник ценного знания о современности и ее перспективах. Эпоха крещения Руси, Ивана Грозного, России 19-20 веков очень тесно связываются с нашими текущими событиями. Показываются аналогии, причины событий и тенденции их развития. Борьба за власть, катаклизмы как сумма неразрешенных вовремя проблем — все это актуально и сейчас.

В среде ура-патриотов Андрея Борисовича Зубова принято считать представителем «пятой колонны». Думаю, таким людям имеет смысл хотя бы для ознакомления прослушать этот цикл.

Ссылка на материал: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5207245

 

Хорошо забытое старое

Оставалось одно средство для новой, неосвященной власти сохранять вполне свою силу — это постоянно отвлекать внимание народа от внутреннего к внешнему, постоянно ослеплять славолюбивый народ военной славой, поддерживать нравственное преклонение перед властью постоянными ее триумфами.

Слова Александра I о власти Наполеона. Прошло двести лет, а писалось словно вчера.

Общественный нарциссизм

tankНеудовлетворенность  собственным положением индивид может компенсировать успехами общества. Причастность к этим общественным успехам даем ему необходимые позитивные эмоции. Успехи могут быть как реальными так и мнимыми — такая потребность их легализует. Крах на общественном уровне превращается в ожидание реванша.

tank2Когда в очередной раз увидите корыто с надписью «На Берлин» — знайте, дела в стране совсем плохи.

Демократия информационной эры

Даже самые развитые гражданские общества современного мира демократиями не являются. Демократия не означает — раз в четыре года бросить бумагу в урну и после все остальное время наслаждаться ток-шоу «плохая власть не думает о нас». В современных «демократиях» нет главного элемента — ежедневного участия всех граждан в инициации и принятии решений. Это не говоря уже о участии в органах исполнительной и судебной систем. Живой пример — референдум в Голландии о ассоциации ЕС-Украина. Народ сказал «нет». Парламент сказал «да». Как это можно называть «властью народа»?

Современные политические системы можно смело называть олигархиями на основе контроля средств массовой информации. Вне зависимости от уровня жизни граждан телевизор доходчиво пояснит — кто виноват и за кого нужно голосовать на следующих выборах. А кто не понял или не сразу поверил — он готов терпеливо повторить это сто тысяч наз. Казалось бы — демократия умерла. Огромные территории и массы людей, полный контроль масс-медиа в руках ограниченного заинтересованного круга лиц делают прямое народовластие технически невозможным.
Так оно и было до недавних пор. Но как-то тихо и незаметно образовалось глобальное информационное поле, централизованный контроль над которым как минимум затруднен — Интернет. Он позволяет:

  • Интереактив. Гражданин становится не просто потребителем информации. Он может выражать свое отношение к ней.
  • Альтернативность. При всем желании контролировать все информационное поле технически невозможно. Всегда найдется место для альтернативной точки зрения и возможности ее донести/получить.
  • Равноправность. Каждый может генерировать информацию без каких-либо стартовых цензов.
  • Оперативность. Взаимодействие возможно как с минимальными задержками так и в реальном режиме времени.

Что же в итоге? Мир снова становится маленьким. Все эти возможности имели жители греческого полиса, собравшиеся на агоре для решения насущных вопросов. И сейчас, спустя тысячелетия, мы получили их снова. Интернет рано или поздно станет не просто способом развлечений и дешевых покупок но ареной прямого народовластия. Не сам по себе, к сожалению. Эволюционно это вряд ли произойдет — современные олигархии уже сейчас пытаются распространить свой контроль и на Интернет. В таком случае все останется как было. Для установления прямого народовластия на основе информационных технологий возможно потребуется революция.

О детских хитростях и геополитике.

В средней школе в качестве иностранного языка мы изучали французский. Уже тогда у меня хватало ума понимать, что это — абсолютно бесполезное занятие и отношение с нему было соответствующим, для галочки. Мой старший брат вообще пошел на принцип и изучать французский наотрез отказался, молодец. В конце концов его трогать перестали и ставили трояки лишь бы перевести в следующий класс. В 7-м классе кто-то составил нам такое замечательное расписание: в понедельник у нас французский был седьмым (последним) уроком а во вторник — нулевым. Воспринималось это как большой длинный и скучный урок с продолжением дома (тогда еще задавали серьезные домашние задания) и перерывом на сон. Через несколько месяцев таких мучений я нашел противоядие. В понедельник я сказывался захворавшим (прости, мама) и в школу не ходил. Во вторник я к уроку готов не был и сидел спокойно (в те архаичные времена ни интернетов ни телефонов у нас не было). Но счастье длилось не долго. В первый же классный час меня вывели на чистую воду. Просто предъявили журнал, где красовалась отчетливая зависимость «не был — был — не был — был — не был — был…».

Но пост не о моей любви к школе а совсем по иному поводу — как отчетливо просматриваются зависимости если взглянуть на ситуацию в общем, поверх всего информационного шума. Вот карта подконтрольных РФ территорий соседних государств:

ru_map

Это ли не наглядное проявление единой доктрины? Наступить ускользающему соседу на хвост, пригвоздить его «национальным конфликтом», скрытым и явным военным присутствием, влиянием на внутреннюю политику при помощи искусственных автономий. Прибалтика успела ускользнуть, иначе и там появились бы какие-нибудь «Прибалтийские Народные Республики» — 100%. Империя наносит ответный удар. Но, к сожалению, делает это настолько подло и воровато, что не вызывает никакого чувства уважения или желания быть причастным к этим событиям. Политика в духе КГБ.

Может быть это правильно? Хоть и таким образом, но защита бывших соотечественников оправдана? Заметим, что население РФ сокращается. Огромные территории практически не освоены — именно под этим соусом их отдают китайцам. Создайте нормальные условия для переселения и люди к вам потянутся — это будет очевидная забота о «русскоговорящих» и «соотечественниках». Сейчас это выглядит просто как «застолбить территорию на будущее».

Самая ценная мумия

В разные времена отношение к мумиям было различным. Их выставляли в музеях, таскали по ярмаркам, коллекционировали, перетирали на целебные снадобья, сжигали в печах. Если бы возникла необходимость назвать самую ценную мумию на планете — кого мы смогли бы назвать? Золотого мальчика Тутанхамона? Его отца Эхнатона — величайшего правителя Египта? Его мачеху Нефертити — одну из знаменитейших женщин, вдохновляющую поэтов и через 3 тысячи лет после своей жизни? Или может быть пятку Генриха IV или палец какого-нибудь святого?

Если говорить не о аукционной стоимости а о средствах, которые приводит в движение факт существования мумии, то я бы предложил обратить внимание на совсем другую часть света, где архивирование людей вовсе не является народной традицией. Россия, Москва, Кремль, Владимир Ильич Ульянов (Ленин) — вот, по моему мнению — самая дорогостоящая мумия на свете.

Уже смело топает по земле второе поколение, для которого СССР — это чужое прошлое. Власть в стране держат олигархи, прочно застрявшие в странном периоде — затянувшегося первичного накопления капитала одновременно с империализмом. Так почему же в самом центре этого круговорота по-прежнему покоится мумия вечно живого В. И. Ленина, учение коего, как мы знаем «вечно, потому что оно верно»? Мнение обычных людей я бы в расчет не брал — телевизор быстро им бы пояснил почему следует убрать из исторического центра гробницу бывшего вождя бывшей страны. И не такое обосновывали. Стало быть, лежит он там по прихоти власть имущих миллиардеров. Нонсенс?

Вовсе нет. Пока не погребен Ульянов — жив и совок. Он, совок, как ни странно, очень полезен для современных российских капиталистов. Отношение к госбюджету как к чему-то чужому и абстрактному, к налогам — как к формальности, власти — как к чему-то из параллельной реальности. Пока не будет забыт совок — не появятся новые граждане, живущие в понятиях частной собственности, контроля за бюджетными расходами, подконтрольности власти, верховенства закона. Не появятся граждане, которые не станут каждый раз выбирать одни и те же хари, обещающие им с экранов светлое будущее. Инерционное разделение граждан на «начальство», которому виднее и которое порадеет за «народ» при капитализме ведет просто к распилу бюджета, разворовыванию активов и к превращению коррупции в структуру государственной власти. Так вот дедушка Ленин помогает капиталистам грабить пролетариат…

О гомофобии в рунете

Недавняя новость о попытке самоубийства английского актера Стивена Фрая и последующая за этим дискуссия навела на мысль о особенностях нашего менталитета.

Споры велись в основном вокруг сексуальной ориентации Стивена Фрая. Хотя, «споры» — сказано весьма условно. Соотношение резко отрицательных отзывов к хотя бы нейтральным были примерно 30:1. Большинство сходилось на мысли, что хорошо бы, мол, чтобы они все поступили так же и очистили землю от своего присутствия. Некоторые предлагали ускорить процесс в различных вариантах из арсенала испанской инквизиции.

Нашим гомофобам приятно думать, что эти их убеждения идут от глубоких религиозных традиций (см. духовность). Но вынужден их огорчить — дело совсем в другом.

Для начала, ни один не вспомнил, что самоубийство есть величайший из всех возможных грехов и обсуждать с религиозной точки зрения стоило бы именно это. Даже если бы Фрай совокупился с симфоническим оркестром а после их всех зажарил и съел вместе с инструментами (прелюбодеяние, убийство, чревоугодие) — он имел бы право и шанс на прощение грехов. Но только самоубийцы прощения не заслуживают и хоронятся за границами погоста — земные священники оставляют это на суд более высокой инстанции. Если бы наш пращур (тот, что до эпохи исторического материализма) услышал что про содомию — плюнул бы и перекрестился. Вор, лжец и прелюбодей в его системе ценностей будут вариться в одном адском котле. За смертные грехи всем воздастся в свое время — это божья забота.  Здесь же мы видим ярко выраженную реакцию. В чем ее смысл?

Агрессивное неприятие одного их проявлений одного из смертных грехов не связано с религией. Это — не от алтаря. Это — от параши. Криминальные традиции давно и незаметно вошли в нашу повседневность. Мало кто задумывается, что во всем мире шансон — это французская эстрадная песня а вовсе не «про фраера дерзкого, мента завалившего по малолетке в Тагиле». Шансон — это Эдит Пиаф а не «Бутырка». К сожалению, десятилетия репрессий наложили отпечаток на целые поколения — мы живем не по законам а по понятиям. И по этим понятиям быть опущенным — самое страшное, что может произойти. Петух не имеет прав и особенно — права голоса. Общаться с ним — западло. Любое нарушение должно караться незамедлительно, иначе это может быть воспринято как слабость или еще хуже — согласие. Отсюда такое количество агрессии в отношении гомосексуалистов. Петух должен быть подавлен и сидеть тихо — это рефлекс системы самосохранения.

До сих пор у меня было два критерия здорового общества. Пожалуй, я добавлю к ним третий — толерантность. Это будет означать, что мы наконец-то пережили психологию потенциальных заключенных.

А. Гогун: «Между Гитлером и Сталиным: украинские повстанцы»

gogunКнига интересна не только своим содержанием, но и своей собственной историей. С началом русско-украинской войны она пропала со всех полок и интернет-магазинов. Без каких-либо официальных обвинений, комментариев или судебных решений. Ее просто тихо изъяли из реальности. Что характерно — два предыдущих издания книги разошлись особо никого не беспокоя и только в 2014 году на нее обратили внимание.  Но что попало в Сеть — там остается навсегда.

В чем могли бы реально обвинить автора — в отступлении от стандартных советско-российских штампов про «жидо-фашисто-бендеровцев» и попытке взглянуть на вещи объективно. В книге нет никакого восхваления ОУН или УПА но есть большое количество материала, которое очень желательно знать в современной ситуации, чтобы не быть слепым потребителем макаронных изделий на любой из сторон конфликта.

Краткое видео по материалам книги: