*

Любовь — это такая уловка природы, чтобы человек в рассвете физических и интеллектуальных сил забросил к черту все свои планы на жизнь и занялся более важным (по ее, природы, мнению) делом — продолжением самой жизни.

Хорошо забытое старое

Оставалось одно средство для новой, неосвященной власти сохранять вполне свою силу — это постоянно отвлекать внимание народа от внутреннего к внешнему, постоянно ослеплять славолюбивый народ военной славой, поддерживать нравственное преклонение перед властью постоянными ее триумфами.

Слова Александра I о власти Наполеона. Прошло двести лет, а писалось словно вчера.

Наше всё

Духовность — как много в этом слове для сердца русского слилось…

За последнее время я столько раз слышал о нашей духовности, что мне стало интересно на нее посмотреть. Где же она?

Наши матери не выбрасывают своих чад на помойки? Наши сироты окружены любовью и заботой? Наши старики обеспечены всем необходимым? Наши преступники отбыв наказание становятся лучше? Незнакомые люди всегда готовы помочь друг другу?

Кто может ответить хотя бы на половину из этих вопросов утвердительно? В чем же заключается наша пресловутая духовность? В Толстом и Достоевском? В количестве золотых и синих куполов? В невнимании ко всему материальному? Но это не от предпочтения духовного а от традиций нищеты и бесправия.

Да, возможно мы не даем в долг родителям и детям, не платим каждый сам за себя в ресторанах, не улыбаемся фальшивыми улыбками и не спрашиваем незнакомых людей «как дела?». Но чего стоит вся наша духовность, если вместо жилья ветеран получает юбилейную медаль и идет с ней на паперть а многодетная мать лезет в петлю из-за невозможности прокормить детей?

PS: Бездушные пиндосы завозили рабов из-за моря-океана. Глядя на них было очень просто оправдывать такое положение вещей. После белые обильно проливали кровь друг друга, чтобы освободить черных и с тех самых пор катарсис идет только по-нарастающей. В нашей же духовной местности рабы были такими же православными, молились тому же богу, были того же цвета. Но это не мешало их продавать и выводить как скот. Даже не придумывая каких-либо оправдывающих теорий, как это делала польская шляхта. Потом бедные перерезали богатых практически поголовно в соответствии с классовой теорией. И главное — никаких покаяний в принципе. Мумия Ульянова и икона Николая II находят себе место в одном мероприятии вполне спокойно. Наша духовность имеет свои уникальные традиции, да…

 

Потребитель должен платить

На кухне моей матери хранится набор сковородок, доставшийся ей от ее матери. А ей — от ее матери. То есть — это сковородки моей прабабушки. Они не имеют биокерамического покрытия, не показывают оптимальную температуру специальным индикатором, не имеют эргономических ручек из канадского кедра зато хорошо делают то, для чего предназначены — жарят еду. И нет никаких признаков, что они не смогут этого делать еще для нескольких поколений своих владельцев. Я за последние 10 лет выбросил и купил штук 5 как минимум.

Однажды в автосалоне я начал читать, написанное на ценнике мелким шрифтом. Тогда я узнал, что «Срок эксплуатации изделия — 10 лет. После этого срока изделие считается опасным для жизни и здоровья и подлежит утилизации». Наши деды считали бы 10 лет как раз хорошим сроком для обкатки автомобиля.

Когда я решил заменить сетку для своей бритвы Braun выяснилось, что мне дешевле будет купить другую бритву (что я и сделал). Когда я решил заменить картридж для принтера HP выяснилось, что он стоит примерно столько же, за сколько я покупал сам принтер изначально.

Таких примеров каждый припомнит массу…

Общая тенденция просматривается в очень многих потребительских товарах:

  1. В них конструктивно заложен предельный срок эксплуатации.
  2. Снижение начальной стоимости компенсируется стоимостью эксплуатации и расходных материалов.
  3. Многие вещи становятся просто «одноразовыми».

Самое интересное заключается в том, что такая ситуация вполне осознается и считается единственно правильной. Потребитель должен платить — в этом заключается его миссия по поддержанию равновесия современного мира. Деньги должны вращаться, питая экономику. Роль потребителя здесь схода с ролью планктона, которым питается огромный многотонный кит. Хотя зачем это нужно самому планктону — понять трудно.

PS: Забавно было бы представить себе какого-нибудь рыцаря Айвенго с одноразовым мечем :)

Самая ценная мумия

В разные времена отношение к мумиям было различным. Их выставляли в музеях, таскали по ярмаркам, коллекционировали, перетирали на целебные снадобья, сжигали в печах. Если бы возникла необходимость назвать самую ценную мумию на планете — кого мы смогли бы назвать? Золотого мальчика Тутанхамона? Его отца Эхнатона — величайшего правителя Египта? Его мачеху Нефертити — одну из знаменитейших женщин, вдохновляющую поэтов и через 3 тысячи лет после своей жизни? Или может быть пятку Генриха IV или палец какого-нибудь святого?

Если говорить не о аукционной стоимости а о средствах, которые приводит в движение факт существования мумии, то я бы предложил обратить внимание на совсем другую часть света, где архивирование людей вовсе не является народной традицией. Россия, Москва, Кремль, Владимир Ильич Ульянов (Ленин) — вот, по моему мнению — самая дорогостоящая мумия на свете.

Уже смело топает по земле второе поколение, для которого СССР — это чужое прошлое. Власть в стране держат олигархи, прочно застрявшие в странном периоде — затянувшегося первичного накопления капитала одновременно с империализмом. Так почему же в самом центре этого круговорота по-прежнему покоится мумия вечно живого В. И. Ленина, учение коего, как мы знаем «вечно, потому что оно верно»? Мнение обычных людей я бы в расчет не брал — телевизор быстро им бы пояснил почему следует убрать из исторического центра гробницу бывшего вождя бывшей страны. И не такое обосновывали. Стало быть, лежит он там по прихоти власть имущих миллиардеров. Нонсенс?

Вовсе нет. Пока не погребен Ульянов — жив и совок. Он, совок, как ни странно, очень полезен для современных российских капиталистов. Отношение к госбюджету как к чему-то чужому и абстрактному, к налогам — как к формальности, власти — как к чему-то из параллельной реальности. Пока не будет забыт совок — не появятся новые граждане, живущие в понятиях частной собственности, контроля за бюджетными расходами, подконтрольности власти, верховенства закона. Не появятся граждане, которые не станут каждый раз выбирать одни и те же хари, обещающие им с экранов светлое будущее. Инерционное разделение граждан на «начальство», которому виднее и которое порадеет за «народ» при капитализме ведет просто к распилу бюджета, разворовыванию активов и к превращению коррупции в структуру государственной власти. Так вот дедушка Ленин помогает капиталистам грабить пролетариат…

Главная деталь системы

О деградации системы образования в многострадальном отечестве не говорил в моем поколении разве только немой. Действительно создается впечатление, что она планово демонтируется и превращается в конвейер для штамповки полу-грамотных потребителей. Даже вынеся за скобки традиционное «теперича не то что давеча» с этим трудно спорить. Можно сколько угодно критиковать как новые системы так и  олдскул, но суть проблемы по-моему находится глубже и вне системы образования вообще — она заключается в отсутствии мотивации и перспектив практического применения знаний. И здесь старая школа сыграла злую шутку. Стремясь «догнать и перегнать» она свела на нет свою значимость — по количеству людей с высшим образованием мы были впереди планеты всей. Слово «инженер» и «неудачник» на излете СССР стало почти синонимами. И как теперь этим инженерам донести до своих детей мысль о ценности образования? Дети ведь видят все без прикрас — что это дало их родителям. Успеха достигли троечники и комсомольцы а многие из богатейших людей планеты обошлись вовсе без дипломов.

Знания невозможно дать (если конечно не рассматривать варианты прямой дрессировки с применением электрошока) — их можно только взять. А это труд и как любой труд он зависит от мотивации. Не ищите ответа на вопрос «Как?». Ищите ответ на вопрос «Зачем?». Человек найдет возможность изучить то, в чем он будет видеть для себя смысл.

Мы охотно критикуем учителей и профессоров, перекладывая на их головы ответственность за уровень знаний наших чад. Все, чтобы не углубляться в суть, потому что это неизбежно приведет нас к очень неудобным вопросам о организации нашего общества в целом и нашем в нем месте в частности — что зависит уже в существенной степени от нас самих.